U-Kroha.RU



Зелёный луч

Глава 3


Зеленый Луч - Глава 3

Сказка для Шустрика

В окно дождём и мокрыми листьями стучала осень. Шустрик лежал в кровати и жалобно вздыхал, а Феечка с Кошкой хлопотали возле него: то принесут воды, то подоткнут одеяло. Дело в том, что человечек в очередной раз упал в трубу, которую ремонтировал. Доктор уже осмотрел беднягу и выписывал ему лекарства.
— Шустрик, сколько раз мы просили тебя пользоваться страховочной верёвкой, а ты всё не слушаешься, — мягко упрекала друга Феечка.
— Я падал много раз, и ничего со мной не случалось. Ведь масса моего тела очень маленькая, поэтому я никогда не ударялся больно…
— Может, по закону физики ты и не должен ударяться больно, тем не менее на этот раз ты получил хоть и лёгкое, но сотрясение мозга, — продолжала Феечка. — Мы все очень переживаем за тебя!
— Да-да, молодой человек, вам придётся недельку полежать в постели. И никакой работы! — грозно сказал доктор и начал писать справку: Шустрику из рода Быстриков, Главному Хранителю печных и каминных труб, запрещается работать в течение одной недели в связи с тем, что у него лёгкое сотрясение мозга. Поставил подпись: «Доктор Ничегонеболейка» — и, пожелав больному скорейшего выздоровления, отправился к другим пациентам.
Кошка, прочитав справку, вдруг заявила:
— С одной стороны, очень плохо, что ты болен, но, с другой стороны, мы не должны слишком огорчаться.
— Почему вы не должны расстраиваться? — насупился Шустрик.
— Как это «почему»? Вот справка, заверенная всеми уважаемым доктором, в которой чёрным по белому написано, что у тебя сотрясение мозга.
— Так что же в этом хорошего? — присоединилась Феечка.
— Действительно, ничего хорошего, но зато теперь мы абсолютно уверены в том, что у тебя, Шустрик, есть мозги! Иначе никакого сотрясения ты бы не получил. Правда, какая-то их часть определённо плохо работает, потому что ты не пользуешься страховкой во время работы, — Кошка едва сдерживала смех.
— Будем надеяться, что теперь ты будешь намного осторожнее! — Феечка прикрыла рот рукой, чтобы не рассмеяться.
От обиды глаза Шустрика наполнились слезами, которые готовы были вот-вот покатиться по щекам. Но тут Кошка с Феечкой рассмеялись так заразительно, что он вытер ладошкой набежавшие слёзы и присоединился к подругам. «Надо в любой ситуации находить что-нибудь весёлое!» — решил наш милый недотёпа.
Когда друзья, вдоволь насмеявшись, успокоились, Шустрик спросил:
— Феечка, помнишь тот вечер, когда я свалился в трубу? Ты тогда собиралась рассказать Насте какую-то историю.
— Да, помню!
— Порадуй своего травмированного друга и расскажи её сейчас.
— Хорошо, — согласилась волшебница, — но при условии: отныне ты всегда будешь работать со страховкой!
Феечка примостилась на краешке кровати, Кошка свернулась клубочком в ногах Шустрика, и комната начала слово за словом наполняться сказкой...
Последний день осени, тёплый и тихий, прощался с парком. Смотрительница деловито замкнула чугунные ворота и повесила табличку: «Закрыто до 1-го апреля». А ночью уверенно, без суеты парком завладела зима! К утру ветви деревьев едва не ломались под тяжестью снега. Землю покрыло искрящееся белое полотно, на котором кое-где виднелись головки засохших цветов. Фонтан безмолвствовал. Воробьи и те притихли: сбившись в небольшие стайки, они растерянно озирались по сторонам. Когда же и белые лебеди, оглядев на прощание пруд, взмыли вверх — они отправились на зимовку в тёплые страны, — Дворец почувствовал себя совсем одиноко. Он с тоской смотрел на опустевший парк и вспоминал…
Какой бы долгой ни казалась зима — вскоре наступила весна, и парк распахнул свои ворота. Дети и взрослые разбрелись по его бесчисленным
аллеям и «хрустящим» дорожкам. «Хрустящими» их называли потому, что камешки, которыми они были посыпаны, при каждом шаге хрустели, словно сушки на зубах.
Дворец знал, что любая дорожка приведёт гостей к нему, и с тревогой ждал этого момента. Люди подходили, смотрели на стены Дворца, похожие на выцветшую на солнце ткань, на потрескавшиеся разноцветные витражи окон… Потом вздыхали и неизменно восклицали: «Какой же он неказистый!» Дворец всегда расстраивался от таких слов: он ещё помнил времена, когда его красота приводила в восторг даже царей!
Особенно грустно Дворцу становилось в дождливые дни. Но дожди заканчивались, появлялось солнышко, а вместе с ним возвращалось и хорошее настроение. И тогда наш Дворец с любопытством наблюдал за озорными солнечными зайчиками, скачущими по его окнам.
В один из таких дней к нему подошла Девочка:
— Здравствуй, Дворец!
— Что ты, что ты! Он не умеет разговаривать! — защебетали воробьи, слетевшиеся к её ногам.
Но птицы заблуждались. Дворец ответил глухим мягким голосом:
— Добрый день, Девочка!
— Скажи, пожалуйста, а как давно ты здесь стоишь? — спросила маленькая гостья.
— Он уже двести лет здесь стоит! — опять встряли в разговор воробьи. — Посмотри, как почернела лестница, а иметь стены такого цвета просто неприлично! И оконные рамы — они постоянно стучат на ветру и пугают нас!
Девочка взмахом руки отогнала невоспитанных воробьёв и принялась серьёзно рассматривать Дворец. Бедный наш Дворец уже приготовился в очередной раз услышать, что он некрасивый. Однако Девочка вдруг улыбнулась, подбежала к нему поближе и ласково прошептала:
— Какой же ты красивый и одинокий!
Много лет Дворец не слышал таких простых, но очень важных для него слов!
Теперь каждое утро Дворца начиналось с ожидания Девочки. Как только она появлялась на дорожке, он выпрямлялся и, поправив сдвинутую в некоторых местах крышу, приветствовал свою гостью. Девочка весело здоровалась и взбегала по парадной лестнице, скрип которой Дворец изо всех сил пытался приглушить.
— Ты слышишь, какая чудесная музыка звучит? — спросила как-то раз Девочка.
— Это скрипят ступени, — робко ответил Дворец.
— Ты не прав! Звучит музыка, прислушайся получше!
Действительно, через некоторое время Дворец услышал мелодию и очень этому удивился; и ещё он заметил, что на деревьях появились листочки, а воздух стал тёплым и душистым.
— А ты любишь музыку? — присев на скамейку, спросила своего нового друга Девочка.
— Раньше, когда в моих залах проходили балы, очень любил, — вздохнул Дворец.
— Ты счастливый! А я никогда не видела бала — сейчас балы не в моде…
— Не может быть! — захлопал оконными рамами Дворец. — Разве могут выйти из моды танцы и красота?
— Могут, могут, — едва слышно ответила Девочка.
Дремота нежно и незаметно накрыла её своим лёгким покрывалом...
Вдруг послеобеденную тишину нарушил стук колёс. По аллее двигались кареты с пышной золочёной резьбой, запряжённые грациозными лошадьми. Девочка хотела было спросить своего друга о странном визите, но не смогла произнести ни слова: перед ней стоял незнакомый, величавый Дворец. Его крыша сверкала на солнце, точно царская корона, а белоснежные стены красил затейливый узор.
Тем временем кареты остановились возле фонтана. Нарядные юноши и девушки выпорхнули из них, словно птицы из скворечников. По мраморной лестнице они направились во Дворец, из открытых окон которого лилась старинная дивная музыка. Девочка робко последовала за гостями... и оказалась в просторной зале, украшенной цветами. Праздничное убранство дополняли яркие пейзажи на стенах и диковинная люстра с хрустальными подвесками. На балкончике под потолком расположился небольшой оркестр. Оживлённые барышни и юноши с нетерпением оглядывались по сторонам. А Девочка, затаив дыхание, ждала продолжения.
Музыка стихла, и в центре залы появился статный мужчина. Попросив тишины, он развернул свиток и прочитал:
— Именем императора! Праздник Летних цветов начинается!
Дирижёр взмахнул палочкой — музыканты заиграли, и юные пары закружились в танце на сверкающем паркете.
— Настоящий бал!.. — всплеснула руками Девочка.
Не отрывая взгляда, она смотрела на пары, которые кружились всё быстрее и быстрее. Вскоре Девочка перестала различать лица танцующих — и ей уже казалось, что по зале ветер носит охапки летних цветов.
...Прохладный ветерок коснулся щёк Девочки, и она открыла глаза. Неухоженный, со сломанными ставнями и полинявшими стенами, Дворец в сумерках выглядел особенно одиноким и заброшенным, но не для Девочки.
— Ты очень красивый! — сказала она и скрылась за деревьями.
Дворец не знал, сколько лет он был знаком с Девочкой, но это и неудивительно: он привык считать столетия, а не годы.
Вновь жаркие дни стали сменяться всё более прохладными ночами. То здесь, то там срывался с дерева пожелтевший лист, а Дворец, как обычно, ждал, когда на «хрустящей» дорожке появится его подруга…
Если бы Дворец был человеком, то, увидев её в этот раз, он непременно бы засмущался или выронил что-нибудь из рук: к нему приближалась обворожительная Девушка. Он хотел было сказать: «Ты очень красивая!» — но осёкся. Девушка смотрела на друга так, словно хотела запомнить каждую трещинку на его стенах. От её молчания и печального взгляда Дворцу стало тревожно.
Наконец Девушка решилась:
— Милый друг, я уезжаю! Завтра приду к тебе проститься…
Всю ночь Дворец не спал. По его залам с воем носился ветер, ветки деревьев стучали по стёклам, а на крыше что-то трещало и падало. Луна строила Дворцу рожицы, но так и не смогла его развеселить. Пошёл дождь. До самого утра по окнам Дворца стекали капли, так похожие на слёзы.
Наступил день расставания. Девушка торопливо шла по знакомой дорожке. Ах, как она была хороша с лилией в волосах и в розовом платье, перехваченном атласной лентой, — принцесса, да и только! Почти выбежав на площадь, Девушка в изумлении замерла перед Дворцом. Принарядившийся в цветочные гирлянды, друг приветствовал её весёлой старинной музыкой.
Юноши и девушки, смеясь, окружили нашу принцессу и увлекли её за собой. Девушка закружилась в счастье своего первого бала, который подарил ей на прощание Дворец!
— Вот и вся история, — сказала волшебница, и в комнате воцарилась тишина.
Кошка думала о мышах, которые наверняка не дают покоя Дворцу, а Шустрик — о давно не чищенных каминных трубах. Лишь беззаботная Феечка всё ещё кружилась в танце с прекрасным юношей…